Офицеры САС и других спецподразделений о трагедии в Беслане

 
 

Офицеры САС и других спецподразделений о трагедии в Беслане




Джон Макализ, бывший офицер британского спецназа САС: «У меня такое впечатление, что они (российские спецслужбы) хотели проникнуть туда и убить "плохих ребят", а не спасти детей».

Жоржи Монтейру, португальский специалист по ведению переговоров по освобождению заложников: «Для разрешения таких ситуаций обычно требуется много времени - недели, две, три. Невозможно ничего достичь за короткий срок, особенно когда имеешь дело с такими упрямыми людьми. Время - вот главное, а в этом случае, как мне кажется, его было слишком мало".

Хью Макмэннерс, бывший офицер САС: "Российское правительство очень хотело, чтобы операция развивалась и закончилась, как запланировано. Получилось наоборот. Я думаю, что в политическом смысле это катастрофа. Что касается окончательного числа погибших, то, боюсь, оно окажется неутешительным. Извините за пессимизм".

Итай Гиль, ветеран израильского антитеррористического подразделения: "Легко критиковать со стороны, и нет ничего труднее, чем иметь дело с террористами-камикадзе. С моей точки зрения, главное - это спасти как можно больше людей. Оценить тот хаос, что мы наблюдали по телевидению, я смогу только тогда, когда узнаю окончательную цифру потерь".

Эльмар Тевессен, немецкий эксперт по терроризму: "У меня ощущение, что штурм начался внезапно, во время эвакуации тел погибших случилось что-то незапланированное. Пришлось реагировать мгновенно. Самое плохое то, что, если число жертв окажется значительным, террористы и сочувствующие им сочтут это своей победой".

Уилф Оуэн, эксперт по обороне и безопасности: "Все вылилось в перестрелку в духе Дикого Запада. Гудели автомобили, кругом бегали штатские. Это мало походило на скоординированную военную операцию".

Тим Рипли, эксперт по обороне и терроризму, университет Ланкастера: "Президент Путин известен своей жесткостью. Учитывая его репутацию, я не удивлюсь, если это все-таки был штурм здания. Что касается реакции Запада, то она будет в основном пророссийской. Мы кое-чем обязаны русским за их поддержку в войне с террором, а исламским фундаменталистам мы не обязаны ничем. В 90-е годы подобные атаки подорвали авторитет Бориса Ельцина, и они (чеченцы) надеются повторить это вновь".

Алекс Стэндиш, редактор оборонного сборника "Джейн": "Я боюсь, что Путин, как и в октябре 2002 года в Москве, больше всего заботился о своей репутации сильной личности. Прежде всего ему хотелось продемонстрировать, что компромисса не будет. Что касается гражданских лиц, угодивших между молотом и наковальней, то, боюсь, для него это не главная забота".

Генерал Гремислав Кемпиньский, создатель и первый командир польского спецназа "Гром": "В данном случае речь шла о детях, и те, кто готовил операцию, должны были это учитывать. Жертвы среди детей вызовут крайне негативную международную реакцию, а международная реакция важна для русских, особенно, когда дело касается Чечни. Главный вопрос: было ли это запланированным штурмом или результатом непредвиденного развития событий внутри захваченной школы?".

Марк Уайт, специалист консалтинговой фирмы по вопросам безопасности Pilgrims Group, Лондон: "Спецслужбы должны были быть готовы к применению силы с самого начала. Они должны были быть готовы атаковать быстро, если события примут неблагоприятный оборот. И если они решили, что им выпал шанс захватить здание и освободить заложников с минимальными потерями, они могли им воспользоваться, даже если переговоры еще продолжались".


Создан 10 окт 2006